Найти
Войти Зарегистрироваться
Дню Победы посвящается. Свадьба Козы и Баяна. Любовь без срока давности.

Это Толик Мешалов, ему 12. Сейчас его мама отвернется, он схватит велик и помчится в свою деревеньку забрать самые ценные вещи. Забрать то, без чего долгий путь в эвакуацию по его детским представлениям будет никак невозможен. Это его мама, она строго-настрого запрещает отлучаться от вагона-теплушки. Это лес, это узкая дорогая, это свистящий ветер в ушах и нарастающий стук. Это стучит сердце Толика. Он только что видел одинокого соседа-алкаша, оставшегося в пустой деревеньке под Подольском. Это быстрое хватание тяжелой чугунной сковородки, старого стеклянного графина и еще какой-то незапомнившейся ерунды. Стук все сильнее, шум все сильнее. Почему-то с неба? А это немцы-десантники спускаются на парашютах прямо на Толика.

Это велик, это лесок, это заводская горка, за которую нужно успеть спрятаться. Это ветки, стегающие по глазам, и страх, страх. Это у вагона-теплушки плачет и порет его мама, ни одной вещи с собой на долгие полтора месяца пути в эвакуацию. Но они оба счастливы. 1941. Военный завод, где работал отец, из Подмосковья отправляют в Ташкент, а затем дают приказ развернуться в Свердловск. Так начинается долгая и счастливая история жизни Анатолия Ивановича Мешалова, ветерана, чемпиона, волейболиста, баяниста, почетного судьи, отца и дедушки. Начинается не с рождения, а с Войны. Как и у многих из «того» поколения россиян.

Если бы мне и вам было по 88 лет как Анатолию Ивановичу Мешалову, вы, конечно, бы помнили, как по Свердловску в годы войны идут поезда. Как железная дорога пролегает там, где ныне улица Свердлова. Как идет она мимо нынешнего отеля (гост.Свердловск), мимо мельницы, к элеватору, да и вообще-то на тот самый завод "Полтинник", куда эвакуировали завод папы Толика. Вы бы конечно, тоже плакали втихаря, когда люди, к которым вашу семью подселяют, были не особо  вам рады. Да и кому сегодня хотелось бы поделиться своим жильем с эвакуированными? Вы бы, конечно, тоже умели рыть противотанковые окопы, и если уж вы слишком малы, чтобы идти на войну, пожалуй, вы бы зато учились на «отлично». Вы бы обращали внимание на красивых девчонок, были смелым, сильным, идейным.

Толик Мешалов учился на отлично, а его мама-домохозяйка к тому же приложила все усилия, чтобы даже в войну дать сыну музыкальное образование. Так что Баян – это будет его прозвище на долгие годы славы. Политех «на отлично», без экзаменов институт в 1947, увлечение спортом. Такое сильное увлечение, что получилось войти в лучшую волейбольную команду страны «Наука». Летящий мяч, прыжок наверх, медали, победы, сборы, звания, чемпионаты – что еще нужно молодому и красивому парню в 25? Играет Баян – тогда эта фраза звучала на всех стадионах страны, если только в волейбол играли на стадионах.

Однажды на сборах он заметил Козу. Ну, что за девчонка! Прыгает за мячом на одной ноге и одинаково легко играет с обеих рук! Это сейчас в маленькой сухой старушке с живым лицом я бы не признала чемпионку Советского Союза. И даже уступая место в трамвае или в булочной за углом, я ни за что бы не решила, что это – она, та самая Коза из женской сборной СССР по волейболу, чье имя гремело на всю страну.

А он – признал ее сразу. Увидел, как лихо держит мяч и сказал как отрезал: будет моей. Долго не мог подобраться к ней, потому что она ни на одной прогулке не разлучалась со своей подругой. Пришлось находчивому Толику взять своего друга на знакомство и «поделить» девчонок. Цепкая память старичков выплескивает на меня все новые и новые подробности встречи, и вот я уже вижу, как они прыгали к сетке, как пасовали и отражали удары. Как вместе питались на сборах в одном ресторане при гостинице. Вижу, как ездят друг за другом и навстречу судьбе на одни и те же сборы, как расстаются и пишут нежные письма друг другу. И да, пишут почтой России, на бумажных листах.

«Теперь пусть рассказывает Валечка», - устало склоняет голову Баян. А что Валечка? Зазнайка-москвичка? Э, нет, как только начал с ней общаться, все понял – не такая, очень эрудировання, образованная, корректная. ДА она и сейчас такая – показывает мне австрийский альбом с рекламными проспектами  1950-х и называет чуть не каждую достопримечательность!

Валя вообще на все руки мастер: и траншею вскопать, и патроны сделать. Правда, есть у нее один недостаток: не переносит запах лака и смазки. Все потому что школьницей в войну она, москвичка, работала на заводе и так надышалась смазкой и лаком, что до сих пор не переносит.

Валя окончила институт иностранных языков и была весьма начитанной красоткой. Как ни странно для тех лет, но она стажировалась в Австрии, у нее был идеальный немецкий, большие спортивные перспективы и вся жизнь впереди.

2 недели ребята общались на сборах, а потом обещали писать друг другу бумажные письма. Но Толик говорит, что долго писать не смог (что-то случилось? Почта терялась или она не отвечала на письма? Нет, он просто не смог. На очередной встрече на сборах взял и сделал предложение. А она что думаете сказала? Да.) Так они поженились спустя 9 месяцев после первой встречи, а вы говорите, что нынешние интернет-браки с полуночным общением скоротечны!

Валентина Степановна достает старые как их брак кофейные чашечки и предлагает нам всем выпить чаю. Но за разговорами до чая так и не доходит.

Что-то подгорает в старинной чугунной сковородке. Выключаем плиту. Анатолий Иванович перехватывает мой взгляд и качает головой: не та. Ту вместе с остальной «добычей» он потерял под Подольском, как только увидел немцев.

Становится слышно надсадно подтекающий старый кран. Анатолий Иванович постукивает палочкой по полу и сообщает, что снова устал. Ему хочется мою булочку с шоколадом (я принесла сладких гостинцев) и рассказать мне всю свою жизнь.

«Валечка, поищи там фотографии, медалей покажи». Валечка согласно улыбается и быстро семенит по длинному темному коридору, где стоит что-то вроде гардероба. Повесить в него куртку у меня не получилось – так все внутри увешано медалями и орденами. Ветеран войны, труженник тыла, к 70-летию Победы, значки и медали Чемпиона – «у нее вот ни одного  Ордена, а у него – не счесть». Единственный Почетный судья страны из Свердловска, наставник «Уралочки», Баян, игравший в команде с Борисом Ельциным.

Три огромные, покрытые счастливыми воспоминаниями и временем комнаты, и почти ни одной фотографии тех лет. Меня мучают мысль: как им удается помнить каждую минуту своей молодости, как им удалось 60 лет прожить в счастливом супружестве. И кажется, понимаешь, что в таком мягком и благодарном общении им не трудно сохранять себя и воспоминания, они сами и есть время. «Пусть теперь рассказывает дорогая Валечка», снова слишком устало садится он в старое, ветшалое кресло. Наверное, его мучают артриты и артрозы.  Напротив в «стенке» множество красивых сувенирных предметов: посуда, картинки, изделия народных промыслов.

Итак, рецепт счастья от послевоенной пары: как можно скорей пожениться и уже в браке оттачивать отношения, строить семью и себя. «Когда Валечка сказала да, пошли регистрироваться в ЗАГС и сразу получили отказ. Нужно, чтобы прошло не то полторы, не то две недели  после подачи заявления. Пошли в другой, а там заведующий - болельщик Валиной команды по волейболу, тут же и расписал».

Какая свадьба в послевоенные годы? Никакая по нынешним меркам. Он впервые увидел ее родителей на свадьбе, а она понравилась незадолго до того его бабушке, оставшейся жить в Балашихе. Небольшие чайные посиделки с друзьями, и вот уже молодые едут на Урал. Здесь его родителей увидела и она. Молодоженам - знаменитым спортсменам все еще было по 25 лет. Потом была ее работа в Политехе на кафедре иностранных языков, а он играл еще несколько лет в волейбол, играл на баяне... А потом родился сын, началась жизнь и любовь Мешаловых после Войны.

Мы замолкаем и рассматриваем награды: это японский сервиз, это думочка 60 лет супружества. Это почетная грамота. Это фото в газете. Это в рамочке сынок. Это свадьба внука. Это любимый правнук, ему 5.

Каждый раз когда они вместе едут в трамвае, он громко кричит: «Эй, бабуля, садись! Я уступаю тебе место – ты ведь у меня чемпионка!».

Вечная любовь,

Верны мы были ей,

но время зло для памяти моей,

Чем больше дней -

глубже рана в ней.

Все слова любви

В измученных сердцах

Слились в одно

преданье без конца.

Как поцелуй

И всё тянется давно

Я уйти не мог, прощаясь навсегда

Но видет Бог -

надеюсь, жду, когда

увижу вновь

эту мою любовь.

И дам я клятву вновь.

Вечная любовь

вся выпита до дна

и путь один сквозь ад ведёт она,

минуя мрак и туман,

туман, обман.

Все слова любви -

безумный крик сердец.

Слова твои и слёзы наконец

приют для всех

уже прожитых утех.

Зорька рассветёт

и в сумраке ночном

умрёт, уйдёт,

но оживёт потом

и всё вернёт

блаженный летний зной

извечный летний зной.

Жить любя одну ТЕБЯ, НАВСЕГДА.

Все материалы размещены с любезного согласия Валентины Степановны и Анатолия Ивановича.

Благодарим за помощь в подготовке материала заведущую ЗАГСа Ж/Д района Белобоцкую Лилию Дамировну.

Распечатать страницу
Оставьте свой комментарий
Отправить
Читайте также