Найти
Войти Зарегистрироваться
Кто раз умеет обмануть, тот много раз ещё обманет. Сказка с хорошим концом

Быть легковерным — глупо и опасно,

И легковерье — это путь страданий.

Но видеть без разумных оснований

 Кругом обман — не менее ужасно.

 Лопе де Вега

Слышана эта история была мною совсем недавно. Как сейчас помню, с лёгкой грустью и упоением рассказывала её дама средних лет, сидящая за соседним столиком в небезызвестном в нашем городе ресторане и окружённая шестью слушателями. По-видимому, старыми друзьями.

Поначалу я не придал значения престарелой компании лоснящихся напомаженных голов и шелестящих платьев. Лишь только поймав необычную интонацию, я стал прислушиваться. Речь шла о некой барышне, кажется, совсем ещё юной, но уже обладающей незаурядным умом и необычной красотой. Ко всему этому, была она страшно наивной и страсть как любила мечтать. Бывало, сидит она за занятиями, как вдруг поднимет голову и, томно прикрыв глаза, обращает свой взгляд в окно. Лицо её неподвижно, только изредка уголки губ могут загнуться чуть вверх, и в этот самый момент на лице появляется сладостная улыбка, а вместе с ней — райская нега и неземное блаженство.

А в Воображении барышни в этот момент происходило вот что: то Идеальный кавалер, мило краснея, берет милую нашу героиню за руку; то оба они, сгорая от стыда и страсти, дарят друг другу нежные поцелуи, прячась от любопытных глаз под сенью деревьев; то вдруг Он, не отрываясь, смотрит на неё взглядом полным невообразимой нежности, сердце её замирает, и вот он достаёт откуда-то из кармана красную бархатную шкатулку и тихо шепчет: «Я люблю тебя. Будь моей женой». Словом, наша героиня была чересчур мечтательной особой. Эта-то мечтательность и сыграла с ней злую шутку.

Однажды она встретила Его. Кажется, того самого Идеального кавалера из мира Воображения... Зная, к моему огромному сожалению, этого кавалера не понаслышке, осмелюсь заявить, что был он вовсе не идеальным, а совсем даже наоборот — типом пренеприятнейшим. Наша героиня и сама это поняла. Но долой лирические отступления!

Его торчащие во все стороны кудряшки казались нашей героине самыми милыми на свете. «Милый беспорядок,» — кажется, так она это называла. Его нескладная речь представлялась ей не иначе как речью Цицерона. Даже Его совершенное отсутствие вкуса — и то умиляло! Он был и самым умным, и самым благородным, и самым смелым, и чёрт знает ещё каким.

Увольте, не пойду я в эти дебри женского ума, даже не просите. Одним словом, Воображение старалось всячески услужить девушке и даже подобрало ей очки с толстыми розовыми стёклами. Чувствуя свою ничем не ограниченную власть в Сознании героини, оно продолжало свою коварную игру. Игра ослепляла. Шутка ли, она оправдывала все действия милого её сердцу кавалера!

— Вечер, два, а от него ни слуху, ни духу, — говорила дама, слегка понизив голос. — Занят, вестимо!

Предательские мысли Разума, не могли ворваться в Мир Иллюзий, так талантливо построенный Воображением. Словно ядом, Воображение питало всё существо героини сладкой ложью: только они вдвоём, прекрасная принцесса и благородный рыцарь. И их бесконечная любовь.

В один из дней для нашей героини взошло чёрной солнце. Стража Мира Иллюзий дала слабину. Розовые очки треснули, и сладкая ложь начала уступать место жёсткой правде. «Где правда проступает сквозь туман, там терпит поражение обман», — шептал ей Разум. Сначала едва слышно, а потом всё громче и громче. И вот она уже совсем оглушена. Выражаясь современным нашему читателю языком, получила хук в челюсть от действительности...

Идеальный кавалер оказался Дон Жуаном, поверите вы или нет? Тем самым талантливым обольстителем, поймавшим в свои сети очередную юную красотку. О, эти сети были громадных размеров. И наша несчастная героиня, чуть освободившись от пут, обнаружила, что была в них не единственной жертвой. Тем временем, Дон Жуан шептал нашей милой героине слова любви, он уверял её, что он — тот самый, а она — его единственная, он яростно отрицал свою натуру, и едва ли не встал на колени, умоляя простить Его. Он обещал не донжуанить больше! Только представьте!

Знаете, что произошло дальше? Коварное Воображение начало строить Мир Иллюзий из руин уже рухнувшего. Но в этот раз стены, охраняющие идиллию, были с брешью. В этом царстве появилось место для Ревности. Мир Иллюзий вновь пошатнулся. Ревность отравляла несчастную барышню и её Воображение. И яд этот был совсем не сладкий, и не приятный, а совсем даже наоборот — страшный, доводящий до исступления.

Каждый Божий день милой нашей героине рядом с господином Обольстителем мерещились наивные дамы всех возрастов: одних он одаривал многозначительными взглядами, других — сладострастными улыбками, а третьих — поцелуями украдкой. Но он самозабвенно продолжал шептать слова любви и верности нашей героине. Мир Иллюзий горел. Воображение больше не рисовало картин. Художницей стала Ревность. И рисовала она поистине страшные вещи! Ей-богу, бедная наша героиня уже была близка к помешательству....

Стоп, стоп, стоп! Хватит! Это же сказка с хорошим концом! А потому мы с моими читателями сейчас же возвращаемся к эпизоду, где Дон Жуан, используя всё своё мастерство и пуская в ход все свои ухищрения, старается вымолить прощение. Воображение здесь должно уступить место Разуму. Тогда ответом героини будет одна-единственная фраза: кто раз умеет обмануть, тот много раз ещё обманет.

Итак, униженный и оскорблённый Дон Жуан отправляется залатывать брешь в своих сетях и искать новых жертв. Ох, покорный ваш слуга надеется, что грустная эта история обережёт наивных девушек от его сетей. А наша героиня, вступив в союз со Временем, излечивается от яда распалившегося  Воображения. Что, безусловно, непросто, но, прошу мне поверить, терпеть рядом с собой Дон Жуана ещё хоть одну секунду и вовсе невыносимо.

Ваш покорный слуга, С. Энгельгардт

Распечатать страницу
Оставьте свой комментарий
Отправить
Читайте также