Найти
Войти Зарегистрироваться
Сговор на свадьбу

Сговор (рукобитье) — символический акт, закреплявший решение о проведении свадьбы и заключении брака. Он проходил в доме невесты через несколько дней после сватовства. На сговоре присутствовали родители просватанных девушки и парня, а также их ближайшие родственники. Обряд начинался с переговоров о дне венчания, принималось окончательное решение о размерах приданого и кладки, количестве гостей на свадебном пиру.

Переговоры заканчивались ритуальным рукобитьем, при котором отцы просватанных детей пожимали друг другу руки. Отцы становились друг против друга, с размаху били по рукам, обернутым платками, полой кафтана или небольшим куском овчины, затем крепко пожимали руки, говоря: «Дай Бог святой час», «Дай Бог в час добрый да святой» или «Наш сын был бы между нами общим сыном, а ваша дочь была бы общей дочерью и нашей послушною слугою». Пожимание рук в русском быту с давних времен означало заключение взаимовыгодного соглашения, договора. Оно традиционно узаконивало сделку, придавало ей характер правового акта. В некоторых областях России рукобитье проводилось над столом, где лежал каравай хлеба, который затем разламывали на две равные половины. Хлеб — предмет священный для русского народа — использовался для того, чтобы сделать договор более прочным.

После рукобитья отцов мать девушки подводила ее к жениху и говорила ему: «Вот тебе суженая-ряженая, прошу любить да жаловать». Парень и девушка брались за руки, скрепляя тем самым решение отцов своим согласием. Кроме того, рукопожатие в данном случае служило знаком симпатии, сексуального влечения и было равносильно клятве в любви. Затем все присутствовавшие начинали молиться перед иконами с зажженной лампадой. Молитве придавалось очень большое значение: «Богу помолились, значит, дело сватовства закончено». В некоторых деревнях Северной и Средней России был распространен обычай, по которому жених после сговора сжигал кудель на прялке невесты в знак того, что теперь будет «его воля».

Достигнутое между родственниками согласие заканчивалось пиром, на котором просватанные молодые люди не присутствовали. Во время сговора начинались причитания невесты, характерные для довенчального этапа свадебного ритуала и сопровождаемые пением девушек, специально приглашенных по этому случаю в дом. Невеста жаловалась на свою судьбу и родителей, заставляющих ее проститься с «девичей волей вольною» и родным домом: Бог судья тебе, кормилец батюшка, И кручинной моей матушке, Что вы пригадали, что придумали Меня отдавать-то да запросватывать, Меня в эту зимоньку-то студеную; Видно, не любая я была работница, Не бела была платомойница; Не верна, видно, слуга верная; Мине как-то уж не хотелося В эту-то вечериночку Разлучаться-то, красной девице, Со всей волюшкой-то вольною,Со девичьей волей гульливою, Со беседушкой смиренною, Со гульбой-игрой веселою И со миленьким подруженькам.

После сговора отказ от вступления в брак считался невозможным и рассматривался как страшный грех, за который человек должен будет расплачиваться всю жизнь. По крестьянскому обычаю, виновный в нарушении свадебного соглашения должен был оплатить все расходы на свадьбу и заплатить за бесчестье обманутой стороне. Сговор придавал новый статус просватанным молодым людям. Девушка отныне называлась сговоренкой, невестой, а парень — женихом. Новому статусу соответствовало и новое поведение, новый внешний облик молодых людей. Невеста должна была после сговора «кручиниться», «убиваться», т. е. оплакивать свое девичество. Она имела право носить лишь «печальную» одежду, не должна была заплетать косу и расчесывать волосы. Ее голова всегда была покрыта надвинутым на лицо платком. Невеста почти переставала говорить, объясняясь лишь жестами и причитаниями, она передвигалась по дому с помощью подруг, я державших ее под руки. Невеста не должна была выходить за пределы дома-двора, посещать молодежные вечеринки и гулянья. Она могла покинуть дом только затем, чтобы пригласить на свадебный пир родственников, а также чтобы проститься с «белым светом» — соседями, деревней.

Невеста постоянно находилась в окружении подруг, которые зачастую и ночевали вместе с ней. Ее полностью отстраняли от всех хозяйственных дел. Невеста должна была готовить с подругами дары, дошивать приданое, настраивала себя на будущую замужнюю жизнь. В некото-' рых местностях России невеста каждый вечер в течение недели до венчания выходила в сени и, сидя около открытой двери, вела печальные причеты. Она обращалась в них к родителям, одно сельчанам с жалобами на свое несчастье — потерю «вольной волюшки», размышляла о том, как она будет жить в доме мужа. Считалось, что чем больше невеста плачет, тем легче ей будет жить с мужем. На такие «плаканки» иногда собиралось все женское население деревни.

Поведение жениха после сговора было несколько иным. Он гулял со своей «дружиной» по деревне и соседним деревням, прощаясь с «молодечеством», ежедневно появлялся в доме невесты, одаривая ее подруг гостинцами: конфетами и пряниками.

Источник: Традиция

Распечатать страницу
Оставьте свой комментарий
Отправить
Читайте также