Найти
Войти Зарегистрироваться
Свадебные обряды: сватовство

Сватовство - переговоры сторон, заинтересованных в заключении брака. Переговоры о возможности свадьбы были длительными, при этом инициатива сватовства всегда исходила от родителей парня, которые направляли сватов к родителям приглянувшейся девушки. Сватовство считалось делом важным и ответственным, поэтому, прежде чем решиться на него, собирался семейный совет с участием крестных родителей и ближайшей родни. При выборе невесты учитывалось мнение самого парня, его родственников, но окончательное решение принимали родители.

Желанной невестой считалась девушка рослая, физически сильная, трудолюбивая, умеющая хорошо выполнять все домашние и хозяйственные работы, почтительная к старшим, скромная, с чувством собственного достоинства. Мать, давая сыну совет при выборе невесты, обычно говорила: «Нать, чтоб была и пряха, и ткея, и жнея, и в дому обиходна, и к людям уцлива, и тебе повинна, и мне починна». Особенно ценились девушки «хорошего корня», т. е. из семей с положительной репутацией: «Выбирай корову по рогам, а жену по родам», «Не бери дороду, а бери породу». Принадлежность к семье, уважаемой на протяжении нескольких поколений, позволяла рассчитывать на то, что в дом приходит достойная невестка-продолжательница «рода-племени». В старинной свадебной песне о выборе невесты говорилось:

Ездил в город Олексий-от молод князь,
Ездил в новый, повыездил,
Ездил в новый, повыездил.
Красных девок повысмотрел,
Красных девок повысмотрел,
Сужену Марью повыприглядывал,
Сужену Марью повыприглядывал,
Разума-обычая, разума-обычая
повыведывал, повыведывал,
Сам он говорит — только выславился,
У добрых отцей, у добрых отцей
Сыновья были добры, сыновья были добры,
У хороших матерей, у хороших матерей
Дочери хороши, дочери хороши.
Сын-то Олексий, сын-то Олексий
Потапьевич, Потапьевич,
Дочерь-то Марья, дочерь-то Марья
Александровна, Александровна.

Богатство семьи не было решающим фактором при выборе невесты. Будущее благополучие, по мнению крестьян, зависело от самих молодых людей: «Не то богатство, куда идешь, а что сам наживешь»; Выбор сватов считался ответственным делом: «Выбирай не невесту, а сваху», — говорили русские люди. От умения сватов вести разговор, расположить к себе родственников девушки, хорошо представить семью парня зависел исход дела: родители девушки могли принять или не принять предложение. Как правило, сватами становились крестные родители парня или кто-нибудь из его родственников.

В некоторых случаях, если родители парня сомневались в положительном исходе сватовства, в сваты приглашался уважаемый человек, пользовавшийся доверием односельчан. Предпочтение отдавалось также тем, кто отличался красноречием, умением устраивать брачные дела, способностью, по меткому выражению крестьян, «играть, и плясать, и сшить из малой торбочки большой мешок». В больших ремесленных слободах, торговых селах, городах прибегали и к услугам профессиональных свах. Однако этот обычай получил распространение довольно поздно и первоначально только в городах.

Еще в середине XIX в. такое сватовство даже в городах считалось «ненастоящим», и после согласия родителей на сватовство засылались «настоящие» сваты. Сватовство проводилось в определенные дни недели, которые назывались «легкими»: в воскресенье, вторник, четверг или субботу, — обычно в вечернее или даже ночное время, и сопровождалось различного рода магическими действиями, которые должны были обеспечить благополучный исход дела. Сват, не соблюдавший этих правил, мог, по мнению крестьян, загубить даже самое надежное сватовство. Так, например, в Псковской губернии мать парня ударяла выходивших за дверь сватов три раза поясом, приговаривая: «Не я бью, удача бьет»; сестра бросала сватам под ноги шубу. «Бросить шубу — значит произвести много шуму, т. е. свадьбу сыграть», — объясняли псковичи. В русских селах Казанской губернии сваха, приехав в дом девушки, находила ступу и трижды оборачивала ее вокруг себя,— сватовство в этом случае будет удачным: девушку трижды обведут вокруг аналоя, как это положено при венчании.

В Пермской губернии сваха, войдя в дом девушки, ударяла пяткой о порог, приговаривая: «Колотим о порог, чтобы не говорили с нами поперек». В доме невесты сваты вели себя так, как требовал деревенский обычай: переступив порог, снимали шапки, крестились на иконы, кланялись хозяевам, не заходили дальше матицы — потолочной балки, не проходили к столу без приглашения, не садились на лавку, идущую вдоль половиц. Разговор между сватами и родителями девушки строился по схеме, утвержденной местной традицией.

Сват произносил хорошо знакомые всем присутствовавшим формулы: «У вас товар, у нас купец»; «У вас курочка, у нас петушок, нельзя ли их загнать в один хлевушок?»; «Нам нужна не рожь и не пшеница, а красная девица»; «У вас ком теста и у нас ком теста, нельзя ли их свалять в одно место?»; «Нет ли у вас поросят продажных? — Нету! — А девок? — Есть одна, да про себя!» Иногда сваты прямо говорили о цели своего прихода: «Слухайте, хозяева дорогие, в нас е купец, в вас красна девица. Много про нее мы понаслыхали, с лику пригоженька, сама умнешенька, пряде лавошенько, беля белешенька, моя цистешенько. Ранней пораниться хотим с вашим домом». Или прямо сообщали, что пришли «не пол топтать, не язык чесать, пришли дело делать — невесту искать».

Родители девушки благодарили сватов за оказанное их семье уважение, приглашали пройти в передний угол — парадную часть избы — или в горницу, ставили на стол угощение. Хорошо принять сватов считалось делом чести даже в том случае, если жених казался родителям невесты неподходящим. Русские крестьяне говорили: «Худой жених хорошему дорогу укажет». Отказ сватам давался всегда в деликатной форме: «У нас товар непродажный, не поспел», «Еще молода, надо подождать». Если сватовство было желанным, а парень известен семье, то родители девушки сразу же давали согласие на дальнейшие переговоры о свадьбе. В случае если сватался парень из дальней деревни, малознакомый, сватов просили дать время на размышления, говоря: «Дочку замуж выдать — не пирог испечь», «Не один день ростили, чтобы враз отдать».

Принятое сватовство еще не означало окончательного согласия на свадьбу. Оно было лишь поводом к обсуждению полученного предложения. После сватовства устраивались погляды, смотрины. В цикл обрядов сватовства входили также переговоры о приданом, о величине кладки (денежной суммы, которую давали родители жениха на свадебные расходы), о расходах на свадебный пир, количестве гостей с той и другой стороны, о дарах, которыми обменивались родственники в ходе свадебного ритуала. В торговых или ремесленных селах, где население отличалось зажиточностью, составлялись даже юридически заверенные брачные контракты, в них оговаривались все, даже самые мелкие детали проведения свадьбы и будущей жизни молодой семьи. Закончив все переговоры, семьи назначали время сговора, т. е. день, когда принималось окончательное решение относительно свадебного торжества.

Распечатать страницу
Оставьте свой комментарий
Отправить
Читайте также